22:51 

| Бродяги

девочка-лампочка
Здесь нету смешных клоунов. У них у обоих такие грустные лица, что никому и в голову даже не придет улыбнуться глядя на них. Тут играют на расстроенных скрипках и аккордионах с запавшими клавишами. А храмоногая Шафо поет прокуренным низким голосом песни-истории о каждом из нас, ведь о каждом из нас можно спеть песню, или читает стихи из своей записной книжки, которую как говорят она случайно нашла под сидениями второго ряда. Все, что у нас есть - это старые уже скрепящие машины, запасные части к которым перестали производить лет 30 назад, и прицепеленные сзади выгоревшие на солнце фургончики. Наш шатер вмещает от силы сотню желающих, хотя желающих на самом деле всегда оказывается гораздо меньше. Иногда нам приходилось выступать всего-то перед парой случайно наткнувшихся на нас любопытных прохожих. Но мы никогда не отменяем наших представлений. Нет. А наш шатер не полосатый. И не напоминает звездного неба. Вообще-то он сшит из всевозможных лоскутков, вырезанных из наших подушек. Кривыми линиями. Разноцветными нитками. Сочетаниями всевозможных рисунков. Возле входа слева птицерыба глотает месяц. А где-то на самом верху из лягушки вниз растет дерево. У нас нету программы выступлений. Мы просто тянем жребий из дырявой волшебной шляпы нашего фокусника. А цена на билет не установлена. Оплата только после выступления. Гадалка Паруц сама придумала и нарисовала себе карты. 71 штуку. И будьте уверены она ни разу не ошибется. Волосатая женщина Симула пекет самые вкусные торты, какие вам когда-либо довадилось пробовать. Она всегда пекет их по случаю всевозможных праздневств. Но у нас нету календаря. Зато у фокусника Рэймондо Филиппа III в волшебном ящике хранятся наши дни рождения. Когда-то каждый из нас кинул бумажку со своим именем в этот ящик, а еще мы кидали туда бумажки с различными памятными нам событиями. Так что теперь каждое утро Рэймондо достает первую попавшуюся и сообщает всем, какой сегодня день. И ящик тоже еще ни разу не ошибся. А во время выступления Рэймондо всегда сидит в центре на своем волшебном сундуке с разбившегося 137 лет назад о скалы корабля. Сидит грустный. Опустив глаза. Он сам не знает, что он на этот раз достанет оттуда. Он уже столько раз пробовал, но все время это было что-то не то, чего он ждал. И кажется уже перестал верить. А художник Торм за одну денежную купюру нарисует ваш портрет. Сожгет ее и нарисует пеплом. А затем сожгет и сам портрет и подарит вам его пепел в специальной коробочке с калиграфически безупречной надписью. Там где мы бываем, таких мест зачастую не существует на картах. Нас иногда спрашивают, а где мы были до этого? И оказывается, что слышат о таких местах впервые, даже если дорога заняла у нас всего пару дней. Когда-то мы все были только зрителями, случайно попавшими на представление. И так же случайно оставались. Когда-нибудь мы случайно уйдем. Или просто проснемся.

@музыка: Hanne Hukkelberg / Break My Body / RykestraЯe 68 (2006)

@темы: travelling without moving, вымысел

URL
Комментарии
2008-06-21 в 13:01 

Mutiny Own Очень тепло. Здорово.

   

Postcards

главная